Яворницкий - История Екатеринослава, ч.14

Января 6 дня 1787 года императрица Екатерина II, покинув Санкт-Петербург, направилась в Киев.
В Киеве она пробыла до 22 апреля и в этот день пустилась по Днепру до места будущего города Екатеринослава.
Императрицу сопровождала блестящая свита из дам и мужчин, русских и иностранных.
На пути императрица имела дать аудиенцию польскому королю Станиславу Августу Понятовскому и потом съехаться с австрийским императором Иосифом II, ехавшим в Россию под именем графа Фалькенштейна для переговоров о различных политических делах.
Всех персон при императрице было 40. Камер-фрейлина Анна Степановна Протасова, камер-юнгфера Мавра Саввишна Перекусихина; кн. Голицына, кн. Долгорукова, гр. Браницкая, гр. Скавронская, гр. Чернышева и др. Далее кн. Потемкин, гр. Дмитриев-Мамонов, он же Красный Кафтан, кн. Барятинский, гр. Чернышев, гр. Шувалов, гр. Румянцев, гр. Безбородко, гр. Ангальт, Нарышкин, камергеры Валуев и Салтыков и др.
Из иностранных особ — австрийский посланник гр. Кобенцель, французский принц де Линь, французский дипломат гр. Сегюр, принц Нассау-Зиген, великобританский полномочный Фриц Герберт.
Кроме того, сама императрица и маленький графчик Браницкий, очень занимавший императрицу своею детскою забавностью, остротою и находчивостью.
Князя Потемкина отдельно сопровождал известный стихотворец Петров, который был домашним человеком у светлейшего и везде следовал за ним.
Для нанесения на бумагу и на полотно наиболее важных моментов путешествия высоких особ по Днепру приглашен был художник Хатфильд.
Кроме того, императрицу сопровождали еще депутаты от 30 народов, подвластных русскому царю — от татар, калмыков, киргизов, осетин и других разной степени культурности, различных цивилизаций, разных нравов, общежитии, физиономий, языков, наречий, вероиспо¬веданий, одеяний.
Царская флотилия состояла из 80 судов с 3000 человек команды под начальством вице-адмирала Петра Ивановича Пущина.
Суда были раззолочены, украшены амурами, увиты всевозможными цветами, пестрели разноцветными флагами и изумляли целым лесом высоких и стройных мачтовых дерев.
Каждое судно носило название от имени рек Российской империи.
Так, галера, на которой была императрица Екатерина, называлась «Днепр», девятая по счету, самая бли¬стательная, под красным бархатным, с золотым шитьем, павильоном.
За ней следовала десятая галера «Буг», на которой находился кн. Потемкин со своими племянницами гр. Браницкой и гр. Скавронской и их мужьями.
Походная столовая была устроена на галере «Десна».
«Трудно себе представить,— говорит очевидец граф Сегюр,— судно более великолепнее, изящнее и роскошнее этого».
На одной из галер следовали медик и аптекарь с медикаментами.
За царской флотилией следовало множество провожавших ее шлюпок, дубов, челноков и проч.
На галерах было 200 человек певцов и музыкантов под управлением директора екатеринославской музыкально-художественной академии Сарти.
Особенно восхитительна была игра на рожках.
Роговая игра пленила даже австрийского императора Иосифа II, который назвал ее «небесной, хотя он на все другое смотрел иронически».
Отдельно у самого кн. Потемкина было еще 186 человек певцов и музыкантов.
Там резкий трубный зык,
Там бубнов гром,
Там стон валторн Созвучно в воздух ударяет,
Там глас свирелей И звонких трелей Сквозь их изредка пробегает,
Как соловьиный свист Сквозь шум падущих вод.
Везде берега Днепра горели яркими и разноцветными огнями, оглашались могучими и бесконечными кликами народа; везде, точно из земли, вырастали дворцы, дома, башни, триумфальные арки; в одну ночь являлись чудные сады; в разных местах выступали с арфами и цевницами музы, приветствуя «северную богиню», и услаждали ее мелодичною игрою.
Иностранные послы, видевшие много всяких чудес на западе, не закрывали своих ртов от изумления и не переводили духа от восторга.
Этот восторг отразился и в записках одного из участников путешествия императрицы Екатерины II, французского дипломата графа Сегюра: «Императрица,— говорит он,— пустилась в путь на галере в сопровождении великолепнейшей флотилии, которая когда-либо шла по широкой реке.
Она состояла из 80 судов с 3000 человек матросов и солдат.
Впереди шли семь нарядных галер огромной величины, искусно расписанных, со множеством ловких матросов в одинаковой одежде. Комнаты, устроенные на палубах, блистали золотом и шелком..
Каждый из нас имел комнату и еще нарядный и роскошный кабинет с покойными диванами, с чудесною кроватью под штофною занавесью и с письменным столом красного дерева.
На каждой из галер была своя музыка.
Множество лодок и шлюпок носилось впереди и вокруг этой эскадры, которая, казалось, создана была волшебством».
«Мы подвигались медленно, часто останавливались и, пользуясь остановками, садились на легкие суда и катались вдоль берега, вокруг зеленеющих островков, которыми усеяна река.
Множество народа громкими кликами приветствовало императрицу, когда при громе пушек матросы мерно ударяли по волнам Борисфена своими блестящими, расписанными веслами.
По берегам появлялись толпы любопытных, которые беспрестанно менялись и стекались со всех сторон, чтобы видеть торжественный поезд и поднести в дар императрице произведения различных местностей.
Порою на береговых равнинах Днепра маневрировали легкие отряды Козаков. Города, деревни, усадьбы, а иногда простые хижины так были изукрашены цветами, расписными декорациями и триумфальными арками, что вид обманывал взор, и они представлялись какими-то дивными городами, волшебно созданными.
Снег таял; земля покрывалась зеленью; луга запестрели цветами; солнечные лучи оживляли, одушевляли и украшали все предметы.
Гармонические звуки музыки с наших галер, различные наряды побережных зрителей разнообразили эту роскошную и живую картину».
«Когда мы подъезжали к большим городам, то перед нами в определенных местах выравнивались строем превосходные полки, блиставшие красивым оружием и богатым нарядом.
Так, стихия, весна, природа и искусство, казалось, соединялись для торжества могучего любимца (Потемкина).
Окружая императрицу такими дивами, когда она проезжала страны, недавно покоренные оружием, он надеялся возбудить ее самолюбие и внушить ей желание и смелость решиться на новые завоевания».
«Я никогда не видел императрицы более любезной, как в первый день нашего плавания... Весна молодила наши умы... Уверенность видеть каждый день новое, любопытные предметы, все это возбуждало и подстрекало воображение, которое в стремлении своем опережало нас самих».
Подвигаясь далее вниз по Днепру, флотилия остановилась апреля 25 дня против г. Канева, где Екатерина приняла польского короля Станислава Понятовского, приезжавшего со своей свитой для взаимного выяснения различных политических вопросов.
Станислав Понятовский рассчитывал, что Екатерина примет его, как князя Понятовского, с которым она была когда-то в близких отношениях, но с тех пор прошло 29 лет, и Екатерина встретила его очень сдержанно.
После взаимного поклона, важного, гордого и холодного, Екатерина подала королю руку, после чего они вошли в кабинет и пробыли там всего лишь полчаса.

Продолжение следует.

Оставить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.